Футбольная драма: как легендарному «Торпедо» вернуться из небытия

фoтo: Eвгeний Сeмeнoв

В сeзoнe минувшeм тoрпeдoвцaм нe xвaтилo всeгo oднoгo oчкa, чтoбы зaцeпиться зa путeвку в Футбoльную нaциoнaльную лигу (ФНЛ). Пeчaльный рeзультaт симпaтичнo смoтрeвшeйся пo xoду турнирa кoмaнды прeдoпрeдeлили нeудaчи в двуx зaключитeльныx мaтчax. Нo глaвнaя прoблeмa клубa зaключaeтся вoвсe нe в пoстыднoм для кoмaнды, зa кoтoрую бoлeли Aркaдий Aркaнoв и Aнaтoлий Пaпaнoв, прeбывaнии в трeтьeм пo стaршинству футбoльнoм дивизиoнe. У «Тoрпeдo» нeт спoнсoрa, нeт сoбствeннoй бaзы и, глaвнoe, нeт свoeгo стaдиoнa, гдe бoлeльщики, в   числe кoтoрыx пo-прeжнeму мнoгo извeстныx всeму миру имeн, мoгли бы пoддeржaть кoмaнду в ee стрeмлeнии вeрнуться в элиту oтeчeствeннoгo футбoлa.

Нeзaдoлгo дo стaртa oчeрeднoгo сeзoнa в «МК» прoшeл «круглый стoл», глaвнoй тeмoй кoтoрoгo стaлa дaльнeйшaя судьбa и пeрспeктивы клубa. Oбсудить слoжившуюся ситуaцию к нaм пришли прeзидeнт «Тoрпeдo» Aлeксaндр Тукмaнoв, член совета директоров клуба Валерий Ияшвили, вице-президент Борис Игнатьев, главный тренер Игорь Колыванов, а вместе с ними легендарные футболисты   — бронзовый медалист чемпионата мира   1966, знаменитый вратарь Анзор Кавазашвили и успевший поиграть в нападении «Торпедо» в паре со Стрельцовым Михаил Гершкович.

Участниками дискуссии стали и неравнодушные к команде народный артист Александр Ширвиндт и телеведущий, историк Николай Сванидзе.

— Кстати, Александр Анатольевич (Ширвиндт. — Авт.) приехал сюда даже раньше, чем на день рождения к давнему товарищу и коллеге Михаилу Михайловичу Державину,   — шутили гости, собираясь за «круглым столом». Но   — к   делу!

Александр Тукманов: Московское «Торпедо» переживает не лучшие времена. Команда выступает во втором дивизионе, многие уже успели махнуть на нее рукой. В адрес руководства клуба летит много критических стрел, но далеко не всегда эта критика обоснованна. Люди просто не понимают истинное положение дел. Хотел бы объяснить, что на сегодняшний день «Торпедо»   — это акционерное общество, акционерами которого являются две структуры.

Как и раньше, это ЗИЛ, осуществляющий финансирование через свои структуры. Несмотря на сложные времена, проблем с выплатами от ЗИЛа никогда не возникало. Получаемых средств нам в принципе было достаточно на выполнение спортивных задач. То, что по итогам прошлого сезона мы не смогли выйти в ФНЛ, — исключительно наша вина, лежащая в спортивной плоскости.

Второй акционер — коммерческая структура, которая на сегодняшний день, по сути, прекратила какое-либо финансирование команды. Виной тому трагические события   — совсем недавно ушел из жизни руководитель компании, который и находил средства на поддержку «Торпедо». Пришедшие ему на смену люди по разным причинам пока не готовы продолжать финансирование команды.

Но главная наша проблема связана вовсе не с материальным обеспечением, а с   тем, что мы потеряли болельщиков. Несомненно, заметную роль в этом сыграли результаты команды и ее нахождение во втором дивизионе, что большинством поклонников абсолютно справедливо воспринимается как оскорбление. Но основная причина в том, что мы не играем на стадионе, который носит имя легендарного торпедовца Эдуарда Анатольевича Стрельцова.

Не играем по той причине, что в 2005   году стадион был продан компании, которая финансировала футбольный клуб «Москва». С   тех пор стадион никак не развивается, находится примерно в том же состоянии, что и   12   лет назад, и постепенно разрушается. Да, за футбольным полем следят специалисты, и оно в идеальном состоянии, а   вот трибуны и подтрибунные помещения требуют реконструкции.

И на сегодняшний день владельцем стадиона является структура, с которой мы никак не связаны. Мы надеемся, что владелец сможет привести стадион в должное состояние, а «Торпедо» получит возможность вернуться на родную арену.

Команду возглавляет Игорь Колыванов, который после завершения блестящей игровой карьеры уже успел добиться значительных успехов и на тренерском поприще. Под руководством Игоря Владимировича юниорская сборная России побеждала на чемпионате Европы, да и на взрослом уровне он успел успешно поработать. И   я,   и   главный тренер всегда можем рассчитывать на поддержку такого маститого специалиста, как Борис Игнатьев, занимающий должность вице-президента «Торпедо». В   совет директоров клуба входит Валерий Ияшвили, в   свое время являвшийся одним из руководителей контрольно-счетной палаты Москвы. На Валерии Борисовиче лежит и планирование клубного бюджета, и привлечение дополнительных средств. Рядом с нами и наши прославленные ветераны, и именитые болельщики. Команда у нас крепкая, а   вот дома своего нет. В   этом и заключается наша главная беда.

Валерий Ияшвили: О проблемах, связанных с материально-технической базой, уже подробно рассказал президент клуба. Что касается бюджета на ближайший сезон, то команде созданы определенные условия, поставлена задача выхода в   ФНЛ. Но в   случае выполнения этой задачи и уж тем более в случае выхода в премьер-лигу клубу без серьезного инвестора не обойтись. А   такого инвестора на сегодняшний день нет. Мы постоянно ведем диалог с потенциальными инвесторами, но рассказать о каких-либо конкретных договоренностях на сегодняшний день не можем.

Меньше месяца назад у нас была встреча с руководством Москвы, на которой поднимался вопрос реконструкции стадиона имени Эдуарда Стрельцова. Город готов принять в этом посильное участие, но только в том случае, если основной инвестор, которым должна стать владеющая стадионом структура, проявит заинтересованность в этом проекте. Проблема и в том, что «Торпедо» задержалось во втором дивизионе. Неудача в последних двух матчах сезона не позволила выйти в ФНЛ, а ведь повышение в классе могло заметно ускорить многие процессы.

Александр Ширвиндт: Ключевой момент — стадион. Необходимо устроить встречу с владельцем арены. И   я   при необходимости готов принять в ней участие.

Александр Тукманов: В марте у нас была подобная встреча. Владелец арены попросил время на осмысление происходящего. Пока он не готов дать ответ. Быть может, в   ходе нашей следующей встречи появится какая-то ясность.

Валерий Ияшвили: Сразу скажу, что снести стадион и построить на его месте жилые дома или бизнес-центры банку никто не позволит. Существует крупный проект, согласно которому на территории вблизи стадиона будет построено свыше 1,5 млн метров жилья, но властями города он может быть утвержден лишь в том случае, если будет проведена и реконструкция стадиона. Но когда это случится   — большой вопрос.

Не менее важным является вопрос, как владелец намерен использовать стадион после реконструкции. Входит ли в его планы команда «Торпедо», а если входит, то на каких условиях мы там будем играть? Ведь еще предыдущий владелец нам выставлял за использование арены такие счета, что дешевле было арендовать «Лужники». Так что без поддержки и понимания со стороны владельца возвращение «Торпедо» на стадион может не состояться даже после реконструкции.

Борис Игнатьев: Очевидно, что никого не может устраивать пребывание клуба со столь славным именем, как «Торпедо», во втором дивизионе. Если говорить исключительно о спортивной стороне вопроса, то надо понимать, что успех команды — это не только главный тренер и игроки. Это и спортивная база, которой у «Торпедо» нет. Простаивает база в Мячкове, где уже который год, кроме двух охранников, никого не было.

Складывается парадоксальная ситуация, когда московское «Торпедо» играет на «Спартаке», тренируется на «Спартаке» (имеется в виду не «Открытие Арена», а стадион «Спартак» имени Федора Черенкова. — Авт.), а   стадион на Восточной улице простаивает. Национальная сборная там может тренироваться и играть, артисты могут, а   «Торпедо» выставляют баснословные счета. Команда элементарно не может дважды в день тренироваться в нормальном режиме.

Да, у «Торпедо» были проблемы с финансированием. Поэтому мы и вылетели из высшей лиги, где были самой бедной командой и не могли на равных конкурировать с соперниками. Сейчас у нас уехало сразу шесть игроков, вокруг которых можно было бы выстраивать команду с прицелом на будущее. Мы их тренировали, готовили — казалось, что сформировался костяк. При этом ребят можно понять, если они решили проверить свои силы на более высоком уровне.

В минувшем сезоне нам не хватило для выхода в ФНЛ всего одного очка. «Торпедо» объективно было сильнее всех в своей зоне, но не смогло сделать шаг наверх по уже озвученным причинам. У игроков порой просто руки опускаются. Сложно ставить серьезные задачи перед футболистами, когда так много нюансов против них. А   ведь мелочей в футболе, как известно, не бывает.

Игорь Колыванов: «Торпедо» явно не хватает финансовой стабильности. Игроки хотят спокойно просыпаться и идти делать свою работу — тренироваться, играть, не отвлекаясь на внешние факторы. Есть определенные проблемы с подготовкой команды. Тренируемся мы на искусственном покрытии, а играть потом придется на натуральном. Не все в порядке с восстановлением игроков   — ребятам необходимы процедуры, баня, а в идеале собственная база…

Что касается меня, то контракт с «Торпедо» я подписал примерно минут за 30. Встретились с Александром Вячеславовичем и Борисом Петровичем, все обсудили. Мне сказали, что есть такой-то бюджет, исходя из которого и будет определяться трансферная политика.

На сегодня у нас в команде 19 игроков, 10 из которых остались с прошлого сезона, и лишь половина из оставшихся являлись игроками основы. Мы уже начали тренироваться в Москве, затем отправились в Подольск, где запланированы контрольные встречи. Уже в середине июля нам предстоит кубковая встреча. Так что работы непочатый край. Придется просмотреть много игроков, но к такому напряженному графику тренерский штаб готов.

Собрать за месяц боеспособный коллектив крайне сложно, но я знал, на что шел, когда подписывал контракт. «Торпедо» — это громкое и значимое имя в отечественном футболе, клуб, за который играли звезды мировой величины и олимпийские чемпионы. Мне понравились ребята, которых я увидел в команде. Очень важно, что все они хотят играть. В футболе без желания нельзя. Если ты подписываешь контракт и недоволен зарплатой, то ты совершил ошибку. Не надо, значит, было подписывать. Таких в команде я не увидел и надеюсь, не увижу.

Задача перед командой поставлена вполне конкретно — выход в ФНЛ. Что будет дальше, загадывать не берусь. Конечно, клуб с таким славным именем обязан выступать в высшем дивизионе. Мне звонили знакомые из Италии, где я отыграл 10 лет, и говорили, что «Торпедо» обязано вернуться в стан сильнейших. Но я сконцентрирован на достижении ближайшей цели   — вывести команду в ФНЛ. Очень рассчитываю, что «Торпедо» не останется без поддержки болельщиков, а для этого команда должна играть на родном стадионе.

Николай Сванидзе: Я болельщик «Торпедо» с пяти лет. Выходит, что с великого для клуба 1960 года (в   1960   году «Торпедо» выиграло свой первый в истории титул чемпиона СССР.   — Авт.). Родители работали, а со мной оставалась няня, за которой ухаживали военные, так что первые годы жизни я   думал, что болею за ЦСКА. Однажды я обратил внимание, что отец смотрит по телевизору футбол. Поинтересовался: кто играет? Отец ответил, что армейцы. Но выигрывали не они, а команда в белом. Как потом оказалось, «Торпедо». Так я и стал болельщиком черно-белых.

Кстати, переживаю и за лондонский «Арсенал». Эта команда тоже порой расстраивает своими результатами, но все же на другом, нежели «Торпедо», уровне. Один раз разговорился с лондонским таксистом, который оказался поклонником «канониров». Он спросил, за какую команду я в России болею. Ответил, что он вряд ли знает ее название — «Торпедо». Оказалось, что знает очень хорошо.

Анзор Кавазашвили: Уважаемое руководство клуба, вы тоже несете вину за сегодняшнее положение дел в великом клубе. Почему не встретиться с мэром Москвы и не попросить, чтобы он выкупил стадион? Стадион, который построен руками работников завода ЗИЛ, выходивших на стройку в свои выходные.

Я готов пойти с вами в любой кабинет, готов пробивать стены головой. Очень хочу, чтобы прекрасная команда «Торпедо», в которой в   60   е играли мы, а   на смену нам пришли вы, снова высоко подняла голову. Правильно говорят, что «Торпедо» до сих пор хорошо известно за границей. Ко мне часто подходят во время зарубежных бизнес-встреч и рассказывают, что болеют за команду, что знают и помнят, как я   играл. И   когда спрашивают, почему клуб оказался в таком положении, мне остается только развести руками. Скажите, какая помощь от ветеранов вам нужна? Я   готов помогать.

Александр Тукманов: Мы не отрицаем своей вины в текущем положении дел в клубе. Но поверьте, мы не опускаем руки. К сожалению, все наши многочисленные попытки добиться поддержки от властей самого высокого уровня не достигли цели. Обращались и в письменной форме, писали письма, которые подписывал в том числе и Александр Ширвиндт, и   другие известные деятели науки и культуры. Писали и мэру Москвы, и президенту страны. Мы не выпрашивали денег, не шли с протянутой рукой, а   просили решить вопрос по стадиону. Но каждое из таких писем переадресовывалось все ниже и ниже по вертикали власти и в итоге возвращалось к нам с отпиской от чиновников более низкого уровня. Признаю, что у меня, как у руководителя клуба, не хватает возможностей достучаться до властей высшего эшелона. Повторю еще раз: у   нас достаточный бюджет для успешного решения спортивных задач, мы не просим денег, а нуждаемся лишь в помощи по решению вопроса со стадионом.

***

Разговор за нашим столом получился довольно жарким. Да разве могло быть иначе, когда обсуждалась судьба легендарного клуба? Итогом бурных дискуссий стало решение о создании общественного наблюдательного совета «Торпедо», в который помимо участников нашего «круглого стола» войдут и известный телеведущий Владимир Познер, и другие знаменитые болельщики клуба.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.